Температура, вирусы и аутологичные иммунные клетки при биотерапии рака в прогрессирующей стадии

Температура, вирусы и аутологичные  (т.е. присущие только конкретному пациенту) иммунные клетки – это естественные  лечащие агенты, ежедневно размножающиеся миллионами. Взаимодействие,  существующее между раковыми образованиями, температурой

[1]и вирусной инфекцией[2] рождает предположение, что температура и  вирусы являются стратегией, которая развилась для создания защиты против рака.  Хотя само собой разумеется, что иммунная система играет важную роль, фактом  остается и то, что большинство иммунотерапий при прогрессирующем раковом  заболевании, обусловленном неумолимой скоростью роста опухоли, оказываются  неэффективными. Не только сами раковые клетки образуют факторы, стимулирующие их  собственный рост, но также и они сами могут направить оружие в сторону их  противников. В то время как сама раковая клетка является частично неуязвимой (неадекватная формация FAS-рецептора, CD95)  и часто бессмертной (дефектный ген-регулятор p53),  тем не менее, есть возможность полностью передать смертельный сигнал (FAS, CD95L) и  убить ее преследователей.

При прогрессирующем раковом заболевании иммунные клетки не могут больше сдерживать рост опухоли. В этой  ситуации, подобной по своей разрушительной силе Хиросиме, химиотерапия вызвана  скорее отчаянием, чем научной необходимостью. Помимо тех редких случаев, как  опухоли яичка и определенных форм лейкемии, химиотерапия не может считаться  средством излечения. Любое продление жизни пациента достигается ценой страха:  страха перед страданиями и экономического. Мнения также разделились по поводу  полезности торможения образования кровеносных сосудов с целью контролирования  безудержной скорости роста опухоли.[3]

На этом фоне большинство иммунотерапий  полезны только на стадии минимальной нагрузки опухоли: с целью уничтожения  остатков раковых клеток, которые нельзя увидеть с помощью видеотехники, еще до  того, как обычные и опухолевые маркеры просигнализируют наличие опасности.[4]

Гипертермия, вирусы и аутологичные иммунные клетки являются научно документированными исключениями из того правила, что иммунотерапия  может быть успешной только на стадии минимальной опухолевой нагрузки

1. Терапия гипертермии охватывает все терапии, связанные с повышением температуры тела. Она включает в себя активную гипертермию (терапию по снижению температуры) и пассивную гипертермию  всего тела (гипертермия всего тела) или отдельных частей тела (локально-региональная гипертермия) посредством облучения инфракрасными лучами  (поверхностная гипертермия) или за счет изменения электрических полей (глубокая гипер6термия).

1.1. Терапия повышенной температуры: Повышенную температуру вызывают погибшие бактерии. Бесспорный стандарт – это токсин Coley смесь из Грам-положительных и Грам-отрицательных бактерий, которым пользуются  уже более ста лет.[5] Другие микстуры или их аналоги, такие как α-интерферон, оказались менее эффективными. Три сравнительных исследования [6] и проект, проведенный в университете Германии,[7] продемонстрировали недвусмысленный успешный& результат и фундаментальную действенность терапии повышенной температуры на прогрессирующей стадии рака.[8]

1.2. Локально-региональная глубокая термотерапия: Если жар имеет обширный иммуностимулирующий эффект, то температура, как бы высока они ни была, не достаточна для онколиза. Процедура пассивной гипертермии всего тела до температуры 42° и 42,5°C разрушает не только раковые клетки, но также и иммунную систему, делая ее такой же неясной, как и при химиотерапии.

Стратегия комбинирования термотерапии с локально-региональной глубокой термотерапией,[9] когда температура достигает своего пика, предлагает два решающих преимущества:

1.2.1. Tемпература повышается. Применяемые гипертермические приборы могут поднять температуру опухоли на 4° - 8°C по сравнению с температурой тела. Поэтому при температуре 39° - 40°C, температура опухоли может достичь 43° - 48°C. Эти уровни считаются достаточными для определения онколиза. По контрасту, т.к. жар распределяется неравномерно, только одна локально-региональная глубокая термотерапия не сможет достичь постоянной онколитической температуры и тогда может понадобиться сопутствующая химиотерапия.

1.2.2. Термотерапия способствует оптимальной иммуностимуляции, и разрушение опухоли производится путем локально-региональной глубокой термотерапии, когда жар достигает своего пика.

Две противоположные цели: оптимальная  иммуностимуляция и эффективное разрушение опухоли могут быть  достигнуты только благодаря комбинированию термотерапии слокально-региональной глубокой термотерапией.

2. Онколитические вирусы: Мультицентрическое, контролируемое с помощью плацебо  изучение прогрессирующего рака, проведенное в Ньюкасле, дало впечатляющий  результат, подтверждающий пользу лечения вакциной, приготовленной из вируса,  ослабленного болезнью.[10]

В настоящее время изучаются 14  пациентов с полиформной глиобластомой, которые подвергаются лечению  исключительно ослабленным вирусом из Ньюкасла.[11] У всех 14 пациентов диагноз подтвержден  гистологически. Семь пациентов ведут фактически нормальный образ жизни, причем  четырем из них диагноз поставлен между 5 и 9 годами тому назад. Ни одно средство  даже отдаленно не приближается к этому уровню результативности.

Ньюкаслский вирус, провоцирующий  микроорганизм атипичной чумы, не известный в медицине человека. Оптимизм  вызывает то, что он может оказаться идеальным цитостатическим средством: он  воздействует на все раковые клетки,[12] щадя при этом здоровые клетки человека.  Раковые клетки распадаются или “помечаются” вирусом, давая, таким образом,  возможность идентифицировать их и атаковать иммунной системой. Эта повышенная  иммунизированность опухоли повышает шансы успеха даже при раковых  заболеваниях, которые минимально реагируют или не реагируют на иммунотерапию.

Вирусы также стимулируют иммунные  клетки непосредственно информационные субстанции, которые активизируют всю  иммунную систему. При правильной дозировке температура тела повышается уже через  несколько часов, задолго до того, как раковые клетки начинают распадаться. Таким  образом, вирусы стимулируют специфический и не-специфический иммунитеты,  снижая опухолевую нагрузку и облегчая бремя иммунной защиты.

Уникальные свойства вирусов  иммуностимулянта предполагают, что в будущем ни одна раковая терапия не будет  без них успешной.

 

Пока это только теория, результаты же практические  более чем умеренные. Первые выводы из изучения глиобластомы все же показывают,  что смертельных исходов пока больше, чем выздоровлений. Прорыв в терапии  онколитическими вирусами зависит от двух маленьких моментов:

 

2.1. Действенность вируса нуждается в совершенствовании.

 

2.1.1. Для  отличия вирусов, наиболее эффективно убивающих раковые клетки от широкого  диапазона вирусов, способных инфицировать раковую клетку был разработан тест-метод (вирограмма). Два ключевых критерия были: время,  необходимое для разрушения культуры клетки (время лизиса), и количество  вирусов, которое необходимо распространить в соседние клетки до распада раковой  клетки и до того, как иммунная система и опухоль смогут защитить себя путем  образования интерферона и антител (количество формации синцития).

 

2.1.2. До  использования, лучший натуральный вирус адаптируется тогда опухолью.  Время лизиса можно значительно снизить за счет постоянных переходов в  аутологические и гомологические культуры, что приводит деформации  опухоль-адаптирующего –онколитического вируса (tumour-adapted oncolytic) (TAO).

 

2.2. Вирусы нуждаются в региональном лечении. Вирусологи - онкологи соглашаются,  что вирусы работают лучше, если они обретают помощь вблизи опухоли.[13]Опыт показывает, что внутриопухолевые  инъекции всегда ведут к сокращению размера опухоли или по крайней мере к  заметному смягчению опухоли, благодаря сопутствующей иммунной реакции. Однако  это не оказывает заметного влияния на соседние очаги. Настоящий прорыв приходит только с введением региональной помощи от TAO -вирусов в кровяных сосудах, питающих опухоль. При  опухоли на лёгких достаточно обычного Port-a-Cath в правое предсердие. Для всех других  опухолей вирусы рекомендуется вводить с помощью инъекций в питающую артерию.

Опытные специалисты по инвазивной  радиологи в течение долгого времени вводили подобные облучающие системы для  локальной химиотерапии. Мой скромный, но решительный вклад был – локальное  применение вирусов. Превосходство локальной онколитической вирусной терапии над  соматическим и местным применением настолько очевидно, что сравнительное  изучение, с этической точки зрения, неуместно. 

Раньше, при обычной практике инъекций в периферийную вену, за  счет долгого вливания и капиллярной сетки легкого снижали пропорцию вирусов,  попадавших, в конечном счете, в опухоль до £ 1 из 1000. Ситуация была  схожа с ингаляцией, где слизистая оболочка является критическим препятствием.  Так как Ньюкаслский вирус болезни не инфицирует здоровые клетки человека, то он  связывается всеми клетками и изымается из циркуляции. Для нейтрализации этой  минимальной опухолевой цели важно уметь направить вирус непосредственно на  опухоль.

Ситуация резко изменилась с локальным применением вируса: так  как изящный способ почти всегда ошибочен, раковые клетки уничтожаются при  воспалении, что ведет поначалу к смягчению и увеличению опухоли, а затем к  уменьшению ее размеров. Маркеры опухоли показывают поначалу быстрый рост, а  затем уменьшение в течение нескольких недель или месяцев. Подобная же картина  наблюдается и с самочувствием: распад массы опухоли вызывает общее истощение  жизненных сил, и пациенты испытывают усталость и изнурение. Улучшение они  начинают чувствовать только после окончания этой фазы реакции.

Если пациентам не помогает лечение путем локального применения  вируса, то, вероятно, виновата в этом неправильно функционирующая система  облучения. Дальнейшее наблюдение за состоянием сосудов убеждает в том, что  вирусы достигают своей цели.

 

3. Терапия аутологичных иммунных клеток

Специфическая (приобретенная) и неспецифическая  (врожденная) иммунные системы выполняют разные задачи и обе равно важны.[14]В специфической иммунной системе  каждая клетка имеет одну высоко специализированную цель. B-лимфоциты трансформируются в плазменные клетки для  дополнения системы и для цитотоксичных Т-лимфоцитов. T-лимфоциты  убивают раковые клетки, либо возбуждая гибель запрограммированных клеток (apoptosis), либо высвобождая цилиндрический протеин (perforin), который проникает в мембрану целевой клетки.  Промежуточное антитело и промежуточная клетка показывают в отношении иммунитета  парадоксальный антагонизм, в котором растущая агрессивность иммунной системы  сосуществует с толерантностью опухоли. Это можно победить соответствующими  таблетками, напр., ингибиторы COX-2.

Большая часть работы по иммунологии  выполняется по неспецифической иммунной системе, которая включает в себя  гранулоциты, макрофаги и клетки NK.  Клетки NK существуют, главным образом, для  уничтожения раковых клеток и инфицированных вирусом клеток. 

Большинство иммунотерапий, такие как фитотерапия и  ортомолекулярная терапия, стимулируют неспецифическую иммунную систему, в  частности. Температура и клетки NK являются, таким образом, неспецифическими иммуностимулянтами. Вирусы  действуют на обе системы: сначала они стимулируют неспецифическую иммунную  систему, а затем идет реакция специфического иммунитета, которая делается  возможной благодаря присутствию вирусов. 

 

3.1. Специфический иммунитет стимулируется наиболее энергично стволовыми клетками: они образуют мост между врожденной и приобретенной  иммунными системами. Они идентифицируют, поедают и разрушают раковые клетки,  мигрируют в лимфатические утолщения (или костный мозг) и “презентуют” фрагменты  лимфоцитам, которые только ждут сигнала, чтобы трансформироваться в активированные цитотоксичные T-лимфоциты,  которые убивают раковые клетки.

Стволовые клетки продемонстрировали  необыкновенную действенность в почечных раковых новообразованиях, [15] высоко иммуногенную форму рака. Для  получения подобного чудодейственного эффекта при других раковых заболеваниях,  нужно идентифицировать первые, что является стратегией, которая может быть  осуществлена с помощью наших вирусов, являющихся самыми эффективными  ко-стимулянтами стволовых клеток.

 

3.2. Лечение с помощью стволовых клеток, единственное,  дает определенный клинический результат у 30 – 50% пациентов. Однако, неуспех  случается более часто, чем успех, если пользоваться только стволовыми клетками.  Вот, почему, мы атакуем рак с использованием многих стратегий, которые являются  не только добавками, но и взаимно усиливают друг друга. 

Один совершенно новый подход –  комбинировать стволовые клетки с клетками NK.  Недостатком стволовых клеток и их эффекторных клеток (лимфоцитов) заключается в  том, что они могут атаковать, только если раковые клетки сформировали  трансплантационные антигены (MHC  эпитопы) на своей поверхности. Это ограничивает их полезность в защите опухоли,  потому что раковые клетки часто характеризуются полной потерей идентичности, что  делает их невидимыми для специфической иммунной системы. Тем не менее, они могут  быть идентифицированы врожденной иммунной системой, которая заключает в себе  клетки NK. Розенберг использовал их для ремиссии  некоторых раковых заболеваний.[16]Это прогнозирует то, что, в комбинации со  стволовыми клетками использование клеток NK  переживает возрождение. 

 

В нашей практике иммунотерапия представлена в циклах с  интервалами в 3 недели, во время которых применялись только вирусы. Первый цикл  длился 3 недели, следующие – по 2 недели. Основной курс иммунизации включает в  себя 4 цикла и занимает около 6 месяцев.

 

Стратегия нашего лечения прогрессирующего рака выглядит так:

 

1. Знакомство с биографией пациента, включая  социальный контекст и внутреннее отношение пациента к болезни.

 

2. Общее обследование для вынесения оценки:

 

2.1. Способность пациента справляться с температурой  (ЭКГ и спирограмма).

 

2.2. Текущая опухолевая нагрузка (лабораторное  обследование и обследование с помощью видеотехники).

 

2.3. Очаговый диагноз (акупунктура ушной раковины  по методу Ногира) для обнаружения центров хронического воспаления (миндалины,  околоносовые пазухи, зубы, брюшная полость).

 

2.4. Гомеопатические предписания для детоксикации:

2.4.1. Неспецифическая детоксикация повышает метаболизм и обеспечивает фармакологическую  и физическую стимуляцию органов выделения.

2.4.2. Специфическая детоксикация  на базе гомеопатических предписаний повышает функцию органов и прерывает  преобразование патологического сигнала посредством раковых новообразований. В  состоянии после химиотерапии гомеопатические химиотерапевтические агенты  обязательно необходимы для восстановления иммунокомпетенции.

 

3. Детальный план лечения.

 

4. Инструкция по простым упражнениям для предотвращения симптомов гриппа в виде повышенной температуры и  улучшения внутреннего отношения пациента к болезни (психо-онкология).

 

5. Системы облучения вводятся таким образом,  чтобы oнколитические вирусы можно было вводить ежедневно или через  день в непосредственной близости к опухоли.

 

6. Кровь собирается для получения стволовых клеток и клеток NK. УФО или озоновая терапия, проводимая непосредственно  перед собиранием крови, стимулирует быстрое размножение клеток NK

 

7. Комбинированные гипертерапия + локально-региональная глубокая  термотерапия ежедневно с понедельника по пятницу в 2-х недельных циклах.

 

8. Через одну неделю после сбора крови зрелые стволовые клетки вводятся (загружаются) в опухоль или (нагруженные  аутологичным или чужим опухолевым материалом) подкожно или в лимфатические узлы. 

 

9. Через две недели после сбора крови клетки NK вводятся в опухоль или артерию.

 

10. После 2- 3-недельного перерыва (в течение  которого лечение проводится только вирусами), эти 2-недельные циклы снова повторяются 4 раза. Результаты проверяются ежемесячно и интервалы  в лечении можно увеличивать, если опухоль начала уменьшаться.

 

Там, где опухолевая нагрузка маладля предотвращения рецидива и  метастазов можно не вводить стволовые и NK  клетки cells. Но если опухолевой материал устойчиво не  меняется, то терапия со стволовыми клетками значительно снижает риск рецидива. В  зависимости от агрессивности опухоли мы также рекомендуем 1 - 2 серии  ежегодно, каждую, состоящую из 6 гипертерапий.

 

Агрессивность определяется опухолевой нагрузкой и гистологическими данными. Если  прогноз плохой, советуем добавить аспект стратегии лечения для прогрессирующего  рака, особенно стволовые клетки и активированные лимфокином убивающие клетки (LAK). В отсутствие опухолевого материала  используются стволовые клетки, заготовленные заранее с  помощью чужих раковых клеток, которые, как известно, несут большую часть раковых  – специфических поверхностных антигенов.

 

На этой благоприятной стадии клинической свободы  опухоли все гнойные центры следует удалить.

 

Вопрос“Почему я заболел?” не следует ни акцентировать, ни забывать. Болезнь может стать хорошим  стимулом для радикального изменения стиля жизни..[17]

August 2004

[1] Hager, E.D., Abel, U.: Biomodulation und Biotherapie des Krebses [Biomodulation and biotherapy of cancer], Heidelberg 1987, p. 26.

[2] Kölmel, K.F.: Infections and melanoma risk: results of a multicentre EORTC case-control study. Melanoma Research 1999; 9: 11-519.

[3] Brewer, G., Dick, R., Grover, D., LeClaire, V., Tseng, M., Wicha, M., Pienta, K., Redman, B., Jahan, T., Sondak, V., Strawderman, M., LeCarpentier, G., Merajver, S.: Treatment of metastatic cancer with tetrathiomolybdate, an anticopper, antiangiogenic agent: Phase I study. Clinical Cancer Research 2000; 6: 1-10.

[4]Nous avons fondé      une société pour le diagnostic précoce et le traitement du cancer.

“Gesellschaft für Krebs-Frühdiagnostik und -Therapie e.V.”, Arno Thaller, President, Benzing 6, 91801 Markt Berolzheim, tel.: 09146-9429714, fax: 09146-224, e-mail:  Krebsfruehdiagnostik@no_Spam.t-online.de 

[5] Helen Coley Nauts, in: Bibliographie von Berichten zur klinischen oder experimentellen Anwendung von Coley-Toxinen.(Streptococcus pyogenes und Serratia marcescens) 1893 – 1986 [Bibliography of reports on the clinical or experimental administration of Coley’s toxins; (Streptococcus pyogenes and Serratia marcescens) 1893 – 1986] in: Hager, E.D., Abel, U.: Biomodulation und Biotherapie des Krebses. Endogene Fiebertherapie und exogene Hyperthermie in der Onkologie [Biomodulation and biotherapy of cancer.  Endogenous fever therapy and exogenous hyperthermia in oncology], Heidelberg 1987, pp. 168 - 188.      

[6]Kempin, S.,      Cirrincone, C., Myers, J., Lee III, B., Straus, D., Koziner, B., Arlin, Z.,      Gee, T., Mertelsmann, R., Pinsky, C., Comacho, E., Nisce, L., Old, L.,      Clarkson, B., Oettgen, H.: Combined modality therapy of advanced nodular      lymphomas (NL): the role of non-specific immunotherapy (MBV) as an important      determinant of response and survival. Memorial Sloan-Kettering Cancer      Center, New York, N. Y. 10021, in: Proceedings of ASCO (American Society of Clinical Oncology) 2=19, 56 (1983), C218.

Oettgen, H.F., Old, L.J., Hoffmann, M.K. and Moore, M.A.S.: Antitumor effects of endotoxin: possible mechanism of action, in: Homma, Y., Kanegasaki, S., Lüderitz, O., Shiba, T., Westphal, O., Bacterial Endotoxin, Weinheim, 1984, pp. 205 -21.

Zhao You Tang, Hai Yan Zhou, Gang Zhao, Li Mian Chai, Ming Zhou, Ji Zhen Lu, Kang Da Liu, H. Francis Havas, Helen Coley Nauts: Preliminary result of mixed bacterial vaccine as adjuvant treatment of hepatocellular carcinoma. Med. Oncol & Tumor Pharmacother. 1990; 8 (1): 23-28.

Johnston, B.J.: Clinical effect of Coley’s toxin - I.: a controlled study, in: Cancer Chemother. Rep. no. 21, 19-41 (1962).

Johnston, B.J., and Novales, E.T.: Clinical effect of Coley’s toxin - II.: a seven-year study, in: Cancer ChemotherRep. no. 21, 43-68 (1962).

[7]   Kölmel, K.F., Abel, U., Kuhn, B., Vehmeyer, K., Wieding, J. U.: Behandlung      des metastasierenden malignen Melanoms mit einem Endotoxin enthaltenden      Bakterienlysat. Ergebnisse einer Pilotstudie [Treatment of metastasising malignant melanoma with a bacterial lysate containing endotoxin.  Results from a pilot study], in: Waclawizel, H. W., Gebhart, W., Manfreda, D., Schlag, P. (eds.): Das maligne Melanom [Malignant melanoma], Berlin, Heidelberg, New York 1991, pp. 238 – 241.

[8]Abel, U.: Die Wirksamkeit der aktiven Fiebertherapie des      Krebses mit Bakterientoxinen [The efficacy of active fever therapy of cancer      with bacterial toxins]. Zeitschrift für Onkologie 1999; 31 (2): 47-55.

Hager, E.D., Abel, U.: Biomodulation und Biotherapie des Krebses. Endogene Fiebertherapieund exogene Hyperthermie in der Onkologie [Biomodulation and biotherapy of cancer.  Endogenous fever therapy and exogenous hyperthermia in oncology], Heidelberg 1987, 168 - 188.

Hager, E.D.: Mikrobielle Immunmodulatoren: Aktive Fiebertherapie mit Bakterientoxinen [Microbial immunomodulators: active fever therapy with bacterial toxins], in: Naturheilverfahren und unkonventionelle medizinische Richtungen.Grundlagen, Methoden, Nachweissituationen [Natural healing and unconventional medical trends, principles, methods, detection situations], eds. M. Bühring and F.H. Kemper. Berlin, Heidelberg, New York, 1992ff: Chapter 10.05, pp. 1-39.

[9] Øvergaard, J., The Design of Clinical Trials in Hyperthermic Oncology, Danish Cancer Society, Department of Experimental Clinical Oncology, Radiumstationen, D-8000 Aarhus C, Denmark, in: Physics and Technology of Hyperthermia, ed. by Fields, S.B. and Franconi C., 1987.

Sugahara, T., Yamamoto, I.: Clinical response of hyperthermia. Biomedical Engineering Application Basis Communication 1994; 6: 340-362.

van der Zee, J. et al.: Comparison of radiotherapy alone with radiotherapy plus hyperthermia in locally advanced pelvic tumors: a prospective, randomised, multicentre trial. Dutch Deep Hyperthermia Group,Lancet 2000; 355(9210): 1119-1125.

Szasz, A., Szasz, O., Szasz, N., Electro-hyperthermia. a new paradigm in cancer therapy, Deutsche Zeitschrift für Onkologie, 2001; 33: 91-99

 

Hager, E.D, Dziambor, H. et al.: Deep hyperthermia with radiofrequency in patients with liver metastases of colorectal cancer.  Anticancer Research 1999; 19: 3403-8.

Sahinbas, H., Grönemeyer, D.H.W., Böcher, E.R., Lange, S.: Hyperthermia treatment of advanced relapsed gliomas and astrocytomas. University Witten/Herdecke, Bochum, Hyperthermia Symposium, Cologne 26. -27.10.2003.

Hager, E.D.: The treatment of patients with high-grade glioma with deep RF-hyperthermia, ASCO Meeting 2003. 

[10]>Csatary, L.K., Eckhardt, S., Bukosza, I., Czegledi, F.,      Fenyvesi, C., Gergely, P., Bodey, B., and  Csatary, C.M.: Attenuated      veterinary virus vaccine for the treatment of cancer, in: Cancer Detection and Prevention 1993; 17(6): 619-627.

Driever, P. H., Rabkin, S. D.: Replication-competent viruses for cancer therapy. Basel, 2001, Monographs in Virology Vol. 22, ed. Doerr, H.

[11] Csatary, L.K., Gosztonyi, G., Szeberenyi, J., Fabian, Z., Liszka, V., Bodey, B., Csatary, C.M.: MTH-68/H oncolytic viral treatment in human high-grade gliomas. Journal of Neuro-Oncology 2004; 67: 83-93.

[12]Le professeur       Schirrmacher du centre allemand de recherche contre le cancer(DKFZ) à       Heidelberg a étudié “des centaines de cultures cellulaires de tumeurs      humaines” et n’a pas pu découvrir un seul clone résistant (communication      personnelle). Cela représente un avantage majeur de plus par rapport aux cytostatiques.

Comparé aux autres virus, le virus de la maladie de Newcastle se distingue par la stabilité de son code génétique et par le fait qu’il n’est pas incorporé au génome humain. Dans ce contexte, les craintes que ce virus bénéfique puisse un jour changer d’apparence par une mutation et produire ainsi des tumeurs semble totalement irréalisable. 

[13]Schirrmacher, V., Griesbach, A. and Ahlert, T.: Antitumor      effects of Newcastle Disease Virus in vivo: local versus systemic effects.     International Journal of Oncology 2001; 18: 945-952.

[14] Thaller, A.: Tumortherapie mit Fieber, Viren und Visualisierung, ein Konzept, das alte Erfahrung, moderne Wissenschaft und die Kraft des Glaubens in sich vereint [Tumour therapy with fever, viruses and visualisation: a strategy that combines ancient experience, modern science and the power of faith].In: Leben mit Krebs, Perspektiven in das 21. Jahrhundert [Living with cancer – a look ahead into the 21st century], ed. Heiss, G., Mainz 2001. This article is based on :

Thaller, A.: Tumortherapie mit Fieber und onkotropen Viren unter Leitung der Polymerase-Kettenreaktion zur Erstellung eines “Virogramms” und zur Erfolgskontrolle [Tumour therapy with fever and oncotropic viruses guided by the polymerase chain reaction to prepare a “virogram” and to monitor success]. Congress report: Stacher, A., (ed.) “Ganzheitliche Krebstherapie. 5. Wiener Dialog über Ganzheitsmedizin” [“Holistic cancer therapy. 5th Vienna Dialogue on Holistic Medicine”], 25.-27.3.1999, Vienna 2000, pp. 256-270.

[15] Kugler, A., Stuhler, G. Walden, P., Zöller, G., Zobywalski, A., Brossart, P., Trefzer, U., Ullrich, S., Müller, C., Becker, V., Gross, A., Hemmerlein, B., Kanz, L., Müller, G., Ringert, R.-H.: Regression of human metastatic renal cell carcinoma after vaccination with tumor cell-dendritic cell-hybrids. Nature Medicine 2000; 6 (3): 332-336. 

[16] Rosenberg S.A.: Progress in human tumour immunology and immunotherapy. Nature 2004;411: 380-384.

[17] Šebková-Thaller, Z.:

  • I flourish, I relish and I tackle it! Taijiquan & Qigong Journal 3/2000, pp. 14-19. 
  •  “I tackle it!” - Qigong in therapies, Die Andere Realität 4/2000, p.20. 
  • The roots of heaven and earth, Grenzenlos, 3/ 2001 p 6, 7, 16. 
  • Qigong in cancer therapy – Mensch & Sein 7/01, p. 59. 
  • I flourish, I relish and I tackle it! Qigong in cancer therapy, tiandiren, 2/2001, pp. 4-6.